Жасыбай, Баян-сулу и Петр Размазин


25.05.2023 12:18

Много лет я общался с известным павлодарским поэтом, писателем и краеведом Дмитрием Петровичем Приймаком (1903-2002). Знаток Баянаульской истории и красоты написал несколько книжечек. Был твердо уверен, что в лабиринте гранитных скал есть место для человеческой фантазии.1

Много лет я общался с известным павлодарским поэтом, писателем и краеведом Дмитрием Петровичем Приймаком (1903-2002). Знаток Баянаульской истории и красоты написал несколько книжечек. Был твердо уверен, что в лабиринте гранитных скал есть место для человеческой фантазии.1

Мне повезло. Я встретил такого мечтателя, Петра Ивановича Размазина. Зарывшись в песок так, что на поверхности торчала лишь голова, он лежал на берегу Жасыбая.

– От ревматизма лечусь, – пояснил старик, когда я присел по соседству и полюбопытствовал о его странном занятии. – Теплая земля, словно мать. Приголубит, приласкает, и сразу полегчает. Я ведь здешний, вон под горой Булка родился.

– Как же так! Здесь и поселков не было тогда.

– Обыкновенное дело по тем временам. Родители в лес с английского рудника Кзылаус на маевку приехали. Тут и подошло время появиться мне на свет в 1902 году.

Петр Иванович еще до революции рыбачил на Жасыбае. Избушка Размазиных стояла на том месте, где потом возник пионерский лагерь «Кристалл». Ловили чебака, окуня, карася. Жасыбай был тогда настолько полноводен, что из него ручей вытекал. Отец с дедом весной там плотину сооружали, иначе много рыбы уходило. Тут же в камышах брат однажды дикого кабана подстрелил...

С молодых лет Размазин интересовался жизнью казахского народа, песнями и преданиями казахов. От него я в 1971 услышал баянаульский вариант древнейшего памятника казахского эпоса «Козы-Корпеш и Баян-Сулу».

Карабай и Сарыбай были хорошими друзьями. Жили в ауле на берегу Сабындыколя. Поехали они как-то на охоту на озеро Жасыбай. Только слышат: скачет к ним гонец и кричит: «С вас суюнши за радостные вести! У тебя, Карабай, сын родился, а у тебя, Сарыбай, дочь! Назвали их Козы-Корпеш и Баян-Сулу».

Обнялись Карабай и Сарыбай. Сбылась их мечта. Ведь еще до рождения обвенчали они своих детей, будто зная, что родятся сын и дочь. Обрадованные родственники, не разбирая дороги, помчались домой. Но споткнулся конь Сарыбая. Упал жигит и остался лежать на берегу Жасыбая. Положил Карабай друга через седло и привез домой. Здесь горе, здесь и радость.

Позвал Карабай стариков и стал умолять предугадать судьбу своего сына. Думали аксакалы, смотрели на звезды и объявили: «Прости, уважаемый Карабай. Отрубят голову твоему первенцу. Уезжай лучше отсюда». Так и сделал опечаленный Карабай, подался на Балхаш.

Баян-Сулу продолжала жить в родном ауле. О том, что у нее есть нареченный жених, она узнала перед смертью матери. «Дочка, - поведала та, - есть у тебя нареченный жених. Звать его Козы-Корпеш. Ты узнаешь его по золотым нитям, вплетенным в волосы». Умерла мать, выросла девушка. Пришел к ней свататься калмыцкий батыр.

Решила Баян-Сулу тянуть время. «Вырой пещеру, где мы обвенчаемся», – велит.

Калмык выполнил требование. Вырубил в скалах подземный дворец. Теперь Аулиетас называется. «А колодец сможешь глубокий выкопать?» – требует Баян-Сулу. «Не только колодец, но и целое озеро мне под силу», – отвечает нетерпеливый калмык. Взял волшебный меч, порубил горы, образовалось озеро Торайгыр. Опечаленная девушка ставит перед нелюбимым разные условия. Посылает дядю искать Козы-Корпеша.

Тревогой заполнено и сердце суженого. «Кто же моя невеста?» – спрашивает он родственников. Никто не говорит правду, зная, какая судьба ждет Козы-Корпеша. А у казахов был такой обычай: обязательно говорить истину в случае, когда держишь в руке хлеб. Решил Козы-Корпеш использовать древнее правило. Всыпал горсть жареной пшеницы «акбидай» в горсть матери, сжал ее руку и потребовал назвать имя девушки. Сдалась мать, объяснила сыну, кто невеста и где живет. Быстро собрался джигит в дорогу и перед  Баянаулом, в горах Жильтау встретил дядю своей любимой. Рассказал родственник Баян-Сулу о тайне любви молодых людей, потом неожиданно зашатался в седле, упал и умер.

Козы-Корпеш нашел Баян-Сулу, нанялся пастухом в ее аул. Целые дни проводил в поле юноша, целыми часами распевал песни о любви к девушке Баян-Сулу. «Кто же он?» – думала красавица. Забилось ее сердце, подошла она к спящему Козы-Корпешу, сняла с него малахай. Перед взором счастливой девушки, как солнце, блестели золотые нити...

Но против молодых людей, связанных крепкими узами большой любви, выступает тетка Баян-Сулу. «Пусть калмык и Козы-Корпеш в поединке между собой определят достойного», – объявила желчная старуха.

Стали соперники меряться силой. Взял Козы-Корпеш огромный камень, разбежался и швырнул на середину Сабындыколя. Калмык такой камень и поднять не мог. Боролись они. Победил Козы-Корпеш. Положил на лопатки калмыка, но пожалел, не стал убивать.

Опозоренный калмык решил погубить соперника. Собрал войско, нагрянул на аул. Козы-Корпеш спрятался в камышах Жасыбая. Ученый скворец носил от него письма возлюбленной. Узнала про эту почту тетка, рассказала калмыку. Выследил тот, где прячется Козы-Корпеш и убил его. Голову на пике привезли Баян-Сулу,

«Ну, теперь пойдешь за меня?», – спрашивает калмык. «Вначале похороню нареченного», – отвечала девушка. Завернула она его тело в кошмы, увезла на Балхаш, где жили родственники жениха, и там предала земле.

Когда Баян-Сулу приехала домой, калмык снова потребовал ее согласия на замужество. Она упросила его спуститься в колодец за свежей водой, разрешая держаться за свои длинные косы. Как только калмык достиг дна, Баян-Сулу отрезала волосы.

Гибель предводителя калмыков послужила сигналом к общему восстанию против поработителей. Казахи поголовно истребили калмыков в урочище Калмыккырган. Баян-Сулу же отправляется на могилу Козы-Корпеша, хлопочет об устройстве ему памятника и закалывает здесь себя кинжалом... Наказал аллах и главную виновницу гибели возлюбленных – тетку Баян-Сулу. На полпути между Жасыбаем и Торайгыром высится отполированная солнцем и ветром голова злой разлучницы. В народе это каменное изваяние известно как Кемпіртас – старуха-камень...

В рассказе Петра Ивановича Размазина сохранена традиционная сюжетная линия поэмы. Затрагиваются вопросы личного и общественного, любви и национального возрождения, положившего начало новой эпохе в жизни казахского народа именно у прекрасных мест Баянаула.

Много позже я убедился в правдивости рассказа Петра Ивановича о контактах его родителей с англичанами. В 1916 году в Лондоне вышла книга «Русский и кочевник. Были киргизских степей». Автор Эдвард Нельсон Фелл, 1857 г.р. С 1902 по 1908 год возглавлял в Степном крае иностранную горнодобывающую компанию. В своих маршрутах не обходил Баянаул, где останавливался «в доме нашего друга казака Ивана Федоровича Размазина». Англичанин в восторге.

«Казачий дом – самое приятное место, какое вы можете пожелать. Во всем доме чистота, одна комната всегда держится для гостей, кровать с пологом на четырех столбиках покрыта белоснежным бельем. На окнах экзотические растения: олеандры и герань. На стенах гравюры двух видов в рамках: картины русско-японской войны и сцены из жития святых. В углу напротив входной двери икона. Перед ней в праздник зажигается лампада».2

Как сообщил из Омска О.Чумакин, Иван Федорович Размазин родился 14 сентября 1852 года. Женат на Вере Николаевне Чепуштановой. Прослежены частично их дети Алексей, Семен, Михаил, Мария, Николай. Без сомнения, англичанина Нельсона Фелла они знали. Что касается моего знакомца Петра Ивановича, то он мог быть и сыном Ивана Андреевича Размазина. Тщательный поиск должен восстановить обе родословные линии Размазиных.

Юрий Попов,

краевед

г.Санкт-Петербург (Россия)

 

На снимке: Баян-Сулу. Рисунок Яны Поповой, 12 лет, г. Караганда.



Вернуться назад

Прямая линия 8 72154 21885 8 72154 21773
Нам
отвечают
Архив
номеров

Опрос

Какая проблема района волнует Вас больше всего?