Хасен Акаев и другие


20.02.2021

(Окончание. Начало №3, №5, №6).

 

По архивным данным Магат Акаев родился в 1858 году. В возрасте 25 лет совершил паломничество в Мекку, владел арабской грамотой. Тяги к общественным делам Магат не испытывал, предпочитая заниматься хозяйством. Обладал более мягким, ровным характером по сравнению с Хасеном.

12 марта 1928 года у Магата конфисковали 950 лошадей, 178 коров, 46 быков, 843 барана, 13 верблюдов. Семье оставили 10 лошадей, 8 коров, 4 быка, 35 баранов, 3 верблюда. За сокрытие от учета и налогообложения 656 голов крупного и мелкого скота Магата осудили к 9 месяцам лишения свободы. Один из членов комиссии указывал, что «сын Магата при высылке демонстративно разъезжал на иноходце с серебряным седлом и покуривал папиросы…».

У Магата было 5 детей: сыновья – Мухамеджан (Мэт) и Толегетай (Токен), дочери – Кулян, Искан и Коти, которая одно время жила в семье Хасена. После высылки семья оказалась в Костанайской области. Житье было очень тяжелым, Магат, его жена Мария и несколько детей умерли.

Токен (1912 г.р.) перебрался в Петропавловск, долго жил там и умер в 1985 году. У него был сын Бауржан.

В 1987 году в Караганде умер Мэт Акаев (1907 г.р.). Его дочь Сауле, инженер института «Карагандагипрошахт», познакомила меня со своей мамой Батимой Бековной Молдабаевой. От нее я узнал следующее:

- Мэт к 1928 году уже был женат, имел двоих детей – дочку и сына. В Костанайском крае детки скончались. Жена Гульсын от такого горя на время лишилась рассудка, ушла из дома и в конце концов добралась до Каркаралинска. Слышала я, будто бы она до сих пор жива (в 1988 году – Ю.П.), живет в совхозе им.Нуркена Абдирова. Мэт, потеряв всех родных, кроме Токена, ушел в Сибирь. Здесь мы с ним встретились и поженились. Это было 28 сентября 1944 года в колхозе «Жана турмыс» Коченевского района Новосибирской области. Здесь я работала кладовщиком, Мэт был писарем военкомата.

В 1949 году Мэт и Батима приехали в село Пушкино Бухар-Жырауского района. Ермагамбет Молдабаев дал им приют. Мэт работал в бухгалтерии, Батима – в сельмаге. Помня о репрессиях 1928 года, Мэт в Пушкине старался жить незаметно, даже в кругу родственников, не обсуждая дней минувших. Батима-апа припомнила еще вот такие факты:

- Мэт - Мухамеджан обучался в русской школе и зимой жил в Каркаралинске. Нигмет Нурмаков одно время пребывал арестованным там же. Мухамеджан делился с ним продуктами, которые получал из дома. В молодости муж был весельчак. Серые глаза, слегка рыжеватые волосы, гордый, со своей особой статью. Уважал певца Кали Байжанова, историю любил. От него осталось шежире семьи Магатовых с древних времен. Эту линию продолжают сейчас дочь Сауле и внучки Алия и Мира.

Отсылаю читателей к книге И.О.Омарова об аргынах Центрального Казахстана, изданной в Караганде. В ней много ценных сведений о жителях Степи. Приведена и родословная Акаевых, правда, не совсем точная.

Батима Бековна сохранила в семейном альбоме 3 старинных фотографии. На одной из них Хасен с сыновьями Эльбапом и Али. Эльбап погиб в Великую Отечественную войну. Али умер в начале 1960-х годов, оставив сыновей Серика и Еркена.

На другой фотокарточке сын Хасена – Сеит, считающийся расстрелянным в 1928 году Семипалатинскими властями.

Третий снимок – портрет самого могущественного некогда человека Кувского края. Что ему вспоминалось, о чем размышляет Хасен Акаев. Что стало с ним после 1929 года? Кто окружал его, какова судьба этих людей?

 

Юрий Попов,

краевед

г.Санкт-Петербург (Россия)



Вернуться назад

Прямая линия 8 72154 21885 8 72154 21773
Нам
отвечают
Свежий
номер
газеты
.pdf
Архив
номеров

Опрос

Какая проблема района волнует Вас больше всего?